Артур Рохлин, партнер "Инфралекс", поделился своим мнением о доступе экспертов к коммерческой тайне с "Ведомостями" - Новости - Инфралекс

Артур Рохлин, партнер "Инфралекс", поделился своим мнением о доступе экспертов к коммерческой тайне с "Ведомостями"

30.11.2017
Принятые в 2015 г. изменения в закон «О защите конкуренции», известные как четвертый антимонопольный пакет, существенно уточнили и регламентировали процедуру возбуждения и рассмотрения антимонопольных дел. Это дало импульс качественному развитию антимонопольного процесса, однако применение новых положений выявило уже ряд проблем.
Одна из них связана с доступом к материалам, содержащим коммерческую тайну. Антимонопольный орган обязан ее соблюдать и несет ответственность за ее разглашение. Доступ к коммерческой тайне лиц, участвующих в деле о нарушении антимонопольного законодательства, закон ограничивает: ознакомиться с такими материалами можно только с согласия лица, их предоставившего, и под подписку о неразглашении. На практике же ознакомиться с ними зачастую невозможно. Скрупулезное соблюдение коммерческой тайны антимонопольным органом привело к тому, что даже аналитические отчеты о состоянии конкуренции содержат большое количество закрытых данных. Так, в одном из отчетов закрыты оказались все показатели, на основании которых ФАС определила доли участников исследуемого рынка, – отчет содержал лишь доли в процентном выражении.
Непрозрачной является также экспертиза, назначаемая антимонопольным органом: лица, участвующие в деле, не могут узнать, какие материалы, содержащие в том числе коммерческую тайну, переданы эксперту и в каком объеме. Вопрос о доступе экспертов к коммерческой тайне – явный пробел закона: на них не распространяется даже общий порядок доступа. Отношения с экспертами ФАС строит по своим внутренним правилам, заботясь прежде всего о сохранении коммерческой тайны. При этом, по данным Центра исследования конкурентной политики и экономики Сибирского института управления – филиала РАНХиГС, наличие экспертизы позволяет ФАС добиться положительных судебных решений в 57% случаев.
Попытки обжаловать отказы антимонопольного органа предоставить информацию результатов не приносят – арбитражные суды поддерживают позицию ФАС. Не решил проблему соотношения права на защиту от обвинений и защиты коммерческой тайны и Конституционный суд: 21 декабря 2011 г. он отказался принять жалобу «УГМК-холдинга» на отсутствие возможности ознакомиться с материалами антимонопольного расследования (обжалованная норма действует и сейчас). В отказном определении, однако, Конституционный суд подчеркнул значение ст. 43 закона «О защите конкуренции», гарантирующей процессуальные права лиц, участвующих в антимонопольном деле, в том числе на доступ к его материалам.
В отличие от гражданского, арбитражного и уголовного процессов, участники которых имеют доступ ко всем материалам дела, лицо, обвиняемое в нарушении антимонопольного законодательства, лишено возможности достоверно и полно узнать, чем именно доказывается его вина. Поэтому необходимо совершенствовать антимонопольный процесс, сближая его с иными видами процесса. Эксперты видят много общего между антимонопольным и уголовным процессами: борьба с картелями, «рейды на рассвете» являются, по сути, оперативно-розыскной деятельностью, что только подчеркивает важность гарантированного права на доступ ко всем материалам дела.
Существование проблемы признают и руководители ФАС. Замруководителя службы Сергей Пузыревский констатировал, что состязательным процесс, в котором ФАС выступала бы арбитром между спорящими сторонами, сделать не удалось: состязательности препятствуют режим коммерческой тайны и недоступность материалов дел сторонам. ФАС признает важность защиты коммерческой тайны, но считает возможным раскрывать информацию в аналитических отчетах, а также давать разъяснения по экспертизе. Вместе с тем, согласился с экспертами Пузыревский, проблемы, связанные с коммерческой тайной, требуют законодательного решения.
Поделиться