Банк «Траст» не допел по кредитным нотам - Новости - Инфралекс

Банк «Траст» не допел по кредитным нотам

Партнер «Инфралекс» Артур Рохлин прокомментировал газете «КоммерсантЪ» иски клиентов банка «Траст». Владельцы ценных бумаг банка (кредитных нот) требуют свыше 2 млрд руб., полагая, что банк ввел их в заблуждение. По мнению Артура Рохлина, многое будет зависеть от того, как банк раскрывал своим клиентам информацию.

Партнер «Инфралекс» Артур Рохлин прокомментировал газете «КоммерсантЪ» иски клиентов банка «Траст». Владельцы ценных бумаг банка (кредитных нот) требуют свыше 2 млрд руб., полагая, что банк ввел их в заблуждение. По мнению Артура Рохлина, многое будет зависеть от того, как банк раскрывал своим клиентам информацию.

«КоммерсантЪ» сообщил, что Басманный районный суд Москвы зарегистрировал два иска от держателей кредитных нот к банку "Траст" на общую сумму 2,19 млрд руб. Иски поступили от 31 соистца-клиента банка, которым банком было после санации отказано в исполнении обязательств по кредитным нотам. Это первые иски от владельцев таких бумаг к "Трасту", всего у "Траста" около 2 тыс. владельцев кредитных нот, выпущенных с 2007 по 2014 годы, их требования составляют 20 млрд руб.

В своих исках держатели нот, являвшиеся ранее VIP-вкладчиками банка, заявляют, что "Траст", воспользовавшись их доверием, убедил их переоформить депозиты в долговые ценные бумаги (кредитные ноты), утверждая, что риски по ним не выше, чем по депозитам. Эмитентом нот являлась нидерландская компания C.R.R.B.V. (структура "Траста"), а проценты по ним были на несколько процентных пунктов выше, чем по вкладам (максимальная ставка по нотам 12%, по вкладам на тот момент — 10,5%).

Претензии к банку связаны также с тем, что банк искусственно создавал условия для признания вкладчиков квалифицированными инвесторами, которым российское законодательство позволяет продавать иностранные ценные бумаги. Кроме того, в нарушение ст. 3 закона "О рынке ценных бумаг" банк, действуя как брокер, не уведомил своих клиентов о наличии конфликта интересов при продаже им кредитных нот. Представители истцов считают, что сделки по покупке кредитных нот были притворными – они прикрывали отношения по вкладам, которые банку были невыгодны.

«Юристы считают, что истцам будет непросто доказать вину банка и притворность отношений по кредитным нотам. "Если банк получил выгоду от замены одного договора другим — это еще не означает притворности сделки. Но я допускаю, что банк не всю информацию им раскрыл, и здесь надо оценивать, насколько существенны не предоставленные вкладчикам сведения и как они повлияли на искажение их восприятия сделки,— говорит управляющий партнер юридической компании Артур Рохлин.— Можно попытаться доказать, что их ввели в заблуждение, тогда сделку можно признать недействительной, например, если они думали, что покупают акции, а им продали облигации". По его словам, предсказать исход процесса сейчас трудно, многое зависит от позиции банка и доказательств истцов».
«КоммерсантЪ»
Поделиться