Банкротство граждан споткнется о противоречия

photo: Depositphotos
Закон о банкротстве граждан обсуждала вчера Комиссия по законодательству о финансовых рынках Ассоциации юристов России. Эксперты обратили внимание на противоречия, которые могут затруднить применение закона. В частности, заявления неплатежеспособных граждан, долги которых менее 500 тыс. руб., суды, вероятно, не смогут принимать. В обсуждении участвовала член Комиссии, руководитель аналитической службы ИНФРАЛЕКС Ольга Плешанова.
Закон о банкротстве граждан обсуждала вчера Комиссия по законодательству о финансовых рынках Ассоциации юристов России. Эксперты обратили внимание на противоречия, которые могут затруднить применение закона. В частности, заявления неплатежеспособных граждан, долги которых менее 500 тыс. руб., суды, вероятно, не смогут принимать. В обсуждении участвовала член Комиссии, руководитель аналитической службы ИНФРАЛЕКС Ольга Плешанова.

Правила банкротства граждан, вступающие в силу 1 июля, обсуждались уже неоднократно. Эксперты подчеркивают, что закон стал предметом многочисленных компромиссов. Следствием стали противоречия, на которые юристы все больше обращают внимания. Так, из п. 2 ст. 213.4 Закона о банкротстве следует, что неплатежеспособный гражданин может подать заявление о банкротстве даже в случае, когда сумма задолженности составляет менее 500 тыс. руб. Однако, обратил вчера внимание финансовый омбудсмен Павел Медведев, принять такое заявление не смогут суды: п. 2 ст. 33 Закона устанавливает «порог» задолженности в 500 тыс. руб. Оговорку «если иное не установлено настоящим Федеральным законом» суды смогут применять исключительно по своему усмотрению: Закон прямо не говорит, что задолженность может быть меньше установленного размера, допустимость этого вытекает только путем толкования п. 2 ст. 213.4.

Судья ВАС в отставке, доцент МГЮА Рустем Мифтахутдинов и Ольга Плешанова обсуждали правовые последствия незаконного отчуждения гражданином, находящимся в процессе банкротства, своего имущества. К оспариванию таких сделок, считает Рустем Мифтахутдинов, нежелательно применять п. 1 ст. 174.1 ГК, несмотря на то, что там содержится прямое указание на законодательство о банкротстве. Согласно п. 1 ст. 174.1 ГК ничтожной будет только распорядительная сделка. В ответ, считает Рустем Мифтахутдинов, кредитор сможет требования возмещения убытков, что увеличит размер требований к должнику. Более правильно, считает судья в отставке, было бы применять п. 2 ст. 168 ГК, позволяющий признавать ничтожными сделки, нарушающие права третьих лиц и публичные интересы. Впрочем, такой подход тоже потребует толкования.

Представители банковского сообщества затронули еще один вопрос, ответ на который, вероятно, придется давать Верховному суду РФ. Банкиры предположили, что могут быть параллельные дела о банкротстве компаний и их поручителей – физических лиц, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя. Верховный суд РФ недавно разъяснил, что в случае взыскания долгов в исковом порядке требования к компании и такому поручителю должен рассматривать суд общей юрисдикции. Подведомственность дел о банкротстве, однако, намного сложнее, поэтому вопрос остался вчера без ответа. Прозвучало лишь мнение, что эта проблема потребует детального регулирования банкротства группы лиц.
Поделиться