Реструктуризация вместо наблюдения: юристы обсудили идею замены процедур в банкротстве - Новости - Инфралекс

Реструктуризация вместо наблюдения: юристы обсудили идею замены процедур в банкротстве

14.06.2017
Рубрика: Комментарии
Министерство экономического развития подготовило законопроект, который позволяет компании, столкнувшейся с угрозой банкротства, попросить кредиторов о реструктуризации долга, минуя процедуру наблюдения. Однако юристы утверждают, что такой механизм скорее всего работать не будет – ни должник, ни кредиторы попросту не заинтересованы в мирном урегулировании своих разногласий.

Руководитель практики банкротства юридической фирмы "Инфралекс" Станислав Петров не уверен в эффективности предложения МЭР и предполагает, что предложенная процедура реструктуризации окажется невостребованной, так же как и действующие меры по предупреждению банкротства или санация. 
Законопроект дает компании, находящейся на грани банкротства, право сразу же обратиться к собранию кредиторов с просьбой о реструктуризации долга. При этом процедура может быть запущена по решению суда, даже если собрание кредиторов не одобрило план реструктуризации, но за его принятие было отдано более 40% голосов, и хотя бы один класс кредиторов проголосовал "за". Потенциальный банкрот сможет сохранить бизнес и отдать долги, не продавая активы компании.

Сегодня процедуру наблюдения пропускать нельзя: она запускается, когда должник просит признать себя несостоятельным. Наблюдение продолжается около семи месяцев и чаще всего приводит к дальнейшему накоплению долгов. После этого кредиторы вправе запустить реструктуризацию – например, ввести внешнее управление или финансовое оздоровление. Но за прошлый год таких случаев было только 36 и 308, соответственно, на 11 008 процедур наблюдения (см. Реструктуризация вместо наблюдения: правительство рассмотрит альтернативу банкротству).

Идея хорошая, а механизм – нет

Однако юристы к единому мнению о пользе или вреде этой инициативы не пришли. Так, советник практики по разрешению споров и банкротству АБ "Линия Права" Алексей Костоваров отметил, что сама по себе идея, положенная в основу этого законопроекта, которая в США называется "fresh start", безусловно, положительна для бизнеса. "Она должна переориентировать "банкротное" законодательство: направление на ликвидацию компании сменится сохранением бизнеса путем восстановления платежеспособности компании", – полагает Костоваров.

Однако, отмечает юрист, предложенный МЭР механизм реализации этой идеи вряд ли позволит использовать ее максимально эффективно. "В прежней редакции хоть и имелась возможность введения процедуры реструктуризации без согласия кредиторов, но только при выполнении целого ряда условий. А в текущей редакции даже эту опцию исключили", – заметил эксперт.

Председатель МКА "Каневский, Чургулия и партнеры" Герман Каневский также полагает, что идея в целом положительная, поскольку главной задачей реструктуризации долгов является восстановления платежеспособности должника и возврат им первоначального долга на иных условиях. "Это безусловно выгодно кредитору, поскольку может позволить в меньшие сроки и, как правило, в большем объеме получить удовлетворение своих требований", – считает Каневский. Вместе с тем юристу неясно, кто и как будет проводить финансовый анализ, чтобы понять насколько реален план реструктуризации, предлагаемый должником, какова будет роль арбитражного управляющего в той процедуре, и что ждет должника, нарушившего плана реструктуризации и так далее.

С ними не согласен юрист "Хренов и партнеры" Сергей Морозов, который полагает, что эти изменения вряд ли повысят популярность процедур внешнего управления и финансового оздоровления, поскольку проблема здесь не в недостатке правового регулирования. Юрист считает, что в большинстве случаев ни должник, ни кредиторы попросту не заинтересованы в мирном урегулировании своих разногласий. "Как правило, бенефициары должника рассматривают банкротство лишь как способ очистить активы от накопившихся долгов с минимальными потерями для себя. Поэтому должник предпочитает не рассчитываться с кредиторами и пытаться восстановить платежеспособность, а, напротив, всячески уклоняется от выплаты долга, выводя активы в преддверии банкротства и так далее", – считает юрист.

Он также добавил, что кредиторы, с учетом такого недобросовестного поведения большинства должников, не готовы довериться им и дать возможность для восстановления платежеспособности. "Поэтому, очевидно, пока ситуация не изменится, "реабилитационные" процедуры, применяемые в деле о банкротстве, не будут пользоваться популярностью, независимо от того, как их регулировать законодательно", – уверен Морозов.

Еще одним минусом инициативы юрист назвал утверждение плана реструктуризации всего 40% голосов конкурсных кредиторов. "Нужно понимать, что сейчас в деле о банкротстве, наравне с независимыми кредиторами, участвуют дружественные кредиторы, подконтрольные тому же лицу, что и должник. В связи с этим, если требования дружественных кредиторов превысят 40% (что бывает достаточно часто), должник, фактически, получит возможность навязать независимым кредиторам процедуру реструктуризации на невыгодных им условиях", – рассуждает Морозов. По его мнению, до решения законодателем вопроса о статусе аффилированных должнику кредиторов, снижать процент необходимых голосов до 40% представляется крайне неразумным шагом.

Реструктуризация – не панацея

На практике бизнесу такая реструктуризация не нужна, полагает юрист АБ "Казаков и партнёры" Юрий Бюрискин. В законопроекте говорится, что план реструктуризации сроком до двух лет "должен соответствовать интересам должника", и юристу неясно, почему в приоритете оказываются интересы компании и её собственников, а не кредиторов. Также он добавил, что кредиторы, как правило, не готовы несколько лет ждать погашения долга. "Позволит ли в данном случае реструктуризация спасти компанию от угрозы банкротства и расплатиться по долгам в разумные сроки? Вероятнее всего нет. В настоящее время в России банкротство воспринимается как способ списания задолженности, вывода активов и осуществление деятельности под именем вновь созданной компании", – заключил Бюрискин.

Кроме того, он считает, что при реструктуризации сложно будет избежать злоупотреблений: собственники, которые сохранят контроль над бизнесом, смогут, прикрываясь процедурами оздоровления или внешнего управления, передать активы и имущество аффилированным кредиторам.

Суд должен думать – вводить наблюдение или нет

О злоупотреблениях говорит и партнер юридической фирмы "ЮСТ" Александр Боломатов. "Я не могу сказать, что реструктуризация – популярный институт. Это некий способ договориться до суда. С моей точки зрения, это станет неким способом затягивания введения процедуры наблюдения и процесса в целом", – полагает он. С другой стороны, юрист признает, что процедура наблюдения "больна" и с ней надо что-то делать. Он предлагает дать суду возможность вводить процедуру наблюдения диспозитивно, когда необходимо разобраться, что происходит с компанией, а в противном случае – сразу переходить к процедуре конкурсного производства.

Не уверен в эффективности предложения МЭР и руководитель практики банкротства юридической фирмы "Инфралекс" Станислав Петров, который предполагает, что предложенная процедура реструктуризации окажется невостребованной, так же как и действующие меры по предупреждению банкротства или санация. "Можно заметить определенную схожесть нового механизма с уже существующими мерами, которые тоже предусматривают необходимость проведения собрания для принятия решений о помощи должнику, испытывающему финансовые затруднения", – заметил Петров. По его мнению, новая процедура, хоть и детально регламентированная в отличие от предыдущих, может, как и они, не найти широкого применения.

Право.ру
Поделиться